РСН 5 апреля "Закон Магнитского"

"Смотрите. Списка Магницкого нет, ну нет этого списка! Есть закон, по которому формируются списки в течение 10 лет в постоянном режиме. Списка нет! Все, кто говорят «список», они изначально либо врут, либо вводят в заблуждение общество.

 Вся система СМИ в России основана на лжи. На лжи и на негативе. Вот два столба антироссийской пропаганды, которая работает в России после поражения 91-го года. Как, кстати, всегда и происходит на территории пораженного государства."

Слушать аудио.

Обсудить эту и другие темы можно на  моём блоге  в ЖЖ. http://fedorov-evgeni.livejournal.com/

 

Ведущий: Это программа «Своя правда» Русской службы новостей. В студии Юрий Будкин. И вот о чем мы будем говорить: американский конгрессмен предлагает внести в список Магницкого 280 фамилий граждан Российской Федерации, в том числе в этом списке могут оказаться, к примеру, Александр Бастрыкин, Юрий Чайка, глава Мосгорсуда Ольга Егорова. Доводы «за» и «против» расширения списка Магницкого будут приводить сегодня в студии нашей радиостанции политик Борис Надеждин и другой политик, депутат Государственной думы, представитель Единой России, Евгений Федоров. Все как обычно, сначала мы слушаем заранее записанные выступления участников дискуссии, проводим первое голосование, а потом приступаем к обсуждению. Во второй части программы вы сможете дозвониться в прямой эфир, ну а сначала слушаем оппозицию участников дискуссии. Первым гонг звучит для Бориса Надеждина. Борис Надеждин: Могу сказать, что гибель юриста Сергея Магницкого в следственном изоляторе стала знаковым событием. Отчасти это связано с тем, что все-таки редко бывает, когда достаточно известный юрист погибает. Отчасти это связано с тем, что те дела, в которые он был погружен, сильно связаны с американским и английским капиталом и т.д. Конечно, я бы предпочел, чтобы наша правоохранительная система нормально сработала, не пыталась замять обстоятельства смерти Магницкого, а самое главное – разобралась бы с теми «героями» из числа наших работников налоговых органов, которые реально «сперли» из бюджета, я сейчас точную сумму не помню, но масштаб – несколько миллиардов рублей. К большому сожалению, наша правоохранительная система как то вот в обратную сторону работает. То есть, хищениями из бюджета никто не занимается, а уже после смерти Магницкого обвиняют во всяких там нарушениях. В этом смысле плохо, конечно, что этим занимаемся не мы сами, а занимается американское правительство. Но с другой стороны, если в результате каких-то расследований истина будет восстановлена, то я буду только приветствовать это. Пусть даже это за нас сделают американцы. Ведущий: Это Борис Надеждин, снова звучит гонг, мы слушаем Евгения Федорова. Евгений Федоров: Вся история вокруг Билла имени Магницкого и якобы списка Магницкого – это грандиозная мистификация и просто откровенное пропагандистское вранье. Любой человек в России, который знает английский язык, или умеет пользоваться автоматическим переводчиком, может выйти в американскую базу данных и посмотреть текст Билла им. Магницкого, где принят закон, определяющий на 10 лет вперед порядок работы с гражданами России из числа политиков или бизнесменов, которые не выполняют приказов Соединенных Штатов Америки. То есть, это закон о манипулировании российскими людьми с целью эксплуатации России, с целью приведения ее в то состояние, которое сами американцы считают нужным видеть в России. Поэтому вся история со списком – это само по себе просто вранье! Список является секретным, если уж мы говорим о списке, потому, что это не список, а метод работы. Попасть в этот механизм может, в принципе, абсолютно любой гражданин России, который не устраивает Соединенные Штаты, который не выполняет их распоряжений. Если человек попадает в этот закон, то в этом случае у него конфискуется имущество по всему миру, счета, плюс он не может получить визу. Но это как раз самая маленькая часть попадания в такого рода механизм Соединенных Штатов. Это механизм прямого манипулирования, и он имеет продолжение - это и список Шнеерсона, и история с Кипром. Это все подразумевает рассмотрение России, как некой туземной страны, на которую даже не распространяется право частной собственности, а уж тем более, она не имеет право бунтовать против старшего американского брата или начальника. Ведущий: Депутат Государственной думы, единоросс Евгений Федоров. Позиции заявлены. Первое голосование: вы на стороне Бориса Надеждина - телефон 916-55-51 или вы на стороне Евгения Федорова - телефон 916-55-82. Голосование пошло. Итак, американский конгрессмен предлагает внести в санкционный список по теме Магницкого 280 человек, это уже больше, чем говорили в самом начале. Так, в списке Магницкого могут оказаться Александр Бастрыкин, Юрий Чайка, Ольга Егорова - глава Мосгорсуда. Борис Надеждин говорит: «Ну, раз наши правоохранительные органы не борются, так пусть хоть американцы!» 68% аудитории Русской службы новостей с ним согласны. Это результаты первого голосования. Борис Борисович, добрый вечер. Борис Надеждин: Добрый вечер. Ведущий: Евгений Федоров говорит: «Этот список для того, чтобы манипулировать гражданами России, и любой гражданин может оказаться под этой манипуляцией!» И 32% аудитории Русской службы новостей согласны с ним. Евгений Алексеевич, добрый вечер. Евгений Федоров: Здравствуйте. Ведущий: Первый мой вопрос. Вот Вы сказали, Евгений Алексеевич, когда заявляли свою позицию: это секретный список, любой туда может попасть, но нам же уже объявили, что его опубликуют на следующей неделе до 13 числа. Разве не так? Евгений Федоров: Кто объявил? Ведущий: Американцы разве не сказали, что они это сделают? Евгений Федоров: Понимаете, коллеги, речь идет не о каком-то заявлении, а о конкретном законе, законодательном акте Соединенных Штатов Америки, где подробно прописывается, как формируется этот подход. Закон и технология его работы рассчитаны на 10 лет. Ну, давайте текст смотреть: это же не заявление, это конкретный закон! И в этом законе сказано, что этот список формируется на основе предложений больше тысячи разного рода субъектов. Вот мы сейчас обсуждаем всего лишь один из вариантов списка, который предложил всего один из конгрессменов США! А вообще такие списки могут предлагать все конгрессмены, в соответствии с законом. И дальше уже Государственный департамент, исходя из своей политики, которая в законе отражена, какая? – отношение к религии, отношение к ассоциациям, отношение к собраниям, я цитирую закон, отношение к выборам, к информационной политике. Вот, исходя из этого отношения, если оно не понравится Государственному департаменту, то человек в этот список включается. У списка две части - секретная и не секретная. Мы даже не узнаем, кто включен в секретную часть. Но если человек включается в список, то он, как прописано в законе, должен обратиться к послу Соединенных Штатов, и с ним договориться об исключении из списка на определенных условиях. Это я текст закона цитирую. То есть этот закон прямо направлен на то, чтобы воздействовать на тех людей в России, которые нужны Соединенным Штатам для проведения определенной политики внутри нашей страны. Ведущий: При чем тут Магницкий? Борис Надеждин: Ну, сама история, конечно, отвратительная, как и все, что связано с этим делом Магницкого. Ужас заключается в том, что трудящиеся из налоговой инспекции «сперли» из бюджета, по-моему, 5 миллиардов рублей. Масштаб такой там, плюс-минус. Евгений Федоров: Но закон-то не об этом. Борис Надеждин: Смотрите, при этом Магницкий, который первоначально не то чтобы во всем этом участвовал, но участвовал в деятельности фонда Браудера, который всем этим занимался, все это увидел, просек, начал поднимать большой скандал, и так далее, и так далее. Видимо, как патриоту, ему не нравилось, что воруют российские деньги. Так вот, этого человека все эти налоговики, прокуроры и правоохранители просто «закрыли», как у нас говорят, и он умер в СИЗО. При этом всяческая правозащитная общественность пыталась докопаться: что и как. Очень много было шума! А наше начальство правоохранительное вообще как бы ни при делах совсем! То есть, деньги украли, человек в тюрьме умер, а наши сидят, молчат во главе с прокурором Чайкой и главным следователем Бастрыкиным! В этой ситуации, конечно же, поскольку это международный скандал, а Браудер, который собственно этот фонд Hermitage основал, - человек влиятельный, в Британии в частности, и так далее…, то все это было подано, как нарушение прав человека. А я согласен с тем, что если у вас юрист умирает в СИЗО, и ему там, то ли помощь не оказывают, то ли, есть сведения, что вообще это насилие. Это плохо. Это нарушение прав человека. И это любимая тема американского Госдепа. Они по этой теме начали, естественно, как они полагают, и как они привыкли, всячески плющить наших бюрократов, причем высокопоставленных. В этом списке, его сегодня, кстати, опубликовала «Новая Газета»… Ведущий: Ну не только «Новая Газета». Борис Надеждин: Нужно на сайт зайти, посмотреть. В этом списке, вообще говоря, в полном составе, руководство многих наших правоохранительных органов. Я могу сказать следующее: конечно, это неприятно, когда твое государство другое государство начинает в чем-то обвинять и плющить. Мне это тоже неприятно. Но если наше родное государство допускает, что у него из бюджета воруют миллиарды, и соответственно, в тюрьме гибнут юристы, ну что ж, ребята… Ведущий: Нет, все-таки давайте вернемся к тому, о чем говорил Евгений Федоров. Закон составлен так, что в этот список может попасть каждый. Борис Надеждин: Ну, абсолютно, ну как сказать.… В законе написано следующее…, там целая градация: а, б, с, д – там целая история. Туда могут попасть те, кто непосредственно вел дело Магницкого, то есть следователи, туда могут попасть те, кто причастен к этому хищению. Ведущий: А, значит, все-таки дело Магницкого имеет значение? Борис Надеждин: Да, естественно, акт Магницкого напрямую связан с этим делом. Туда могут попасть те, кто допустил его гибель в следственном изоляторе и т д. Евгений Федоров: А туда могут попасть те, кто не так относятся к религии? Борис Надеждин: Чего? Евгений Федоров: Ну, так как написано: не так относится к религии, как считает Государственный департамент. Я цитирую. Борис Надеждин: Ну, слушайте, я не видел. Евгений Федоров: Я цитирую текст: не так относится к религии. Текст-то откройте, у Вас есть, наверное, текст? Не так относится к ассоциациям, не так относится к свободе слова. Я цитирую закон. Борис Надеждин: Подождете, подождите, секундочку. Это другое дело. Евгений Федоров: Как? Это закон. Текст закона. Борис Надеждин: Американские власти, они отличаются тем, что считают себя святее Папы Римского, и в этом смысле на любое нарушение прав человека могут принять закон. В этом смысле, теоретически могут попасть те, кто запрещает Гей-парады, например, - они любят это делать, но пока я про это не слышал. Евгений Федоров: Но так в законе написано. Коллеги, мы обсуждаем текст законодательного акта. Борис Надеждин: Я видел сам список. Евгений Федоров: Причем пока ведь списка нет, что за вранье! Есть закон! Борис Надеждин: Ну как нет, я Вам сейчас открою… Ведущий: «Foreign Policy» сегодня опубликовал, так или иначе… Евгений Федоров: Слушайте, я сейчас Вам двадцать списков напишу, но это не имеет никакого значения. Ну, есть же у нас люди, которые знают юриспруденцию! Есть закон… Ведущий: Представители МИДа говорили сегодня о том, что они ожидают не сегодня, так завтра это… Евгений Федоров: Подождите, есть закон, но в законе списка нет. В законе сказано, что определенная процедура позволяет составить список граждан, в отношении которых может быть применена конфискация имущества! И в этой процедуре прописано отношение к Магницкому только в одном из десяти пунктов вообще. Ведущий: То есть, если бы это был закон исключительно по Магницкому, и у него не могло быть расширительных толкований, тогда бы это не вызывало вопросов? Евгений Федоров: Там нет расширительных толкований, там сразу закон записан так… Ведущий: Но вот, если бы так не было? Евгений Федоров: Закон записан так, что Магницкий – всего один из десяти пунктов поводов для включения в список! Остальные поводы, еще раз говорю, это религия, это ассоциации, это собрания, свобода слова, выборы - что хотите! Вот я, например, знаю другой список, который формировался, он в интернете везде есть. Туда включены: Лесин - за создание Российского информационного агентства, Чуров - за «не такое» отношение к выборам, главы некоторых регионов. Меня в этот список включил господин Немцов, который имеет право туда включать. В законе сказано, кто имеет право подавать предложения. Ведущий: Что в законе Немцов прописан? Евгений Федоров: В законе прописаны неправительственные организации Российской Федерации. Борис Надеждин: Слушайте, ну что это такое, а? Евгений Федоров: Тоже самое, наряду с конгрессменами США. Так вот, Немцов… Ведущий: Немцов в этом списке? Евгений Федоров: Немцов публично предложил включить меня в список, все это есть в интернете, за то, что я предлагаю реформировать систему работы доллара в Российской Федерации. Он об этом сам и говорит. Ведущий: Борис Борисович, возвращаясь к этому списку: ведь когда Федоров говорит о том, что американское правительство может, так или иначе, влиять на наших чиновников, - отбирать деньги, отбирать… Борис Надеждин: Знаете, можно отдельно поспорить с Евгением, который я бы сказал так: мистифицирует, и я бы сказал: девуализирует американский доллар, видя в нем средство давления на Россию… Евгений Федоров: Нет. Ну, если у них там деньги? Борис Надеждин: Это отдельная история. Я могу сказать следующее: ситуация простая, безусловно, у американского государства есть способы давить, к сожалению, на российскую бюрократию. Ведущий: Вне зависимости от списка? Борис Надеждин: Да, ровно по той причине, что наши чиновники, почему-то, очень любят недвижимость в Майами, наши чиновники очень любят зеленые американские доллары. И наши чиновники, почему-то, не доверяют российским банкам, а любят держать деньги в американской валюте. Именно по этой ровно причине у американцев есть рычаги давления на наших чиновников, чем они и пользуются. В этом законе в качестве страшных мер воздействия на российских бюрократов, собственно есть две вещи: первая – не въезжать в США, а вторая – всяческие ограничения на их деятельность, связанную с американским долларом и так далее. Поэтому я призываю российских чиновников: храните деньги в сберегательной кассе. Покупайте недвижимость, там не знаю, в Москве, в Оренбурге и т.д. Ведущий: Подождите, так это ограничение! Евгений Федоров: Давайте вернемся к тексту закона… Борис Надеждин: В основе того, что американское правительство может надавить на российскую бюрократию является вовсе не мистическое свойство американского доллара. Является другое - то, что наши чиновники и депутаты, между прочим (я не про Женю говорю), почему-то очень любят американский доллар. Ведущий: А я говорю, чтобы Евгений Федоров уже начал говорить в ответ. Евгений Федоров: Коллеги, смотрите, вот это опять - незнание самого текста. Когда мы говорим о законе, его текст можно легко посмотреть каждому, тут не надо придумывать. Ведущий: Я тогда перебью Вас на секунду: вот то, что только что прозвучало из уст замглавы МИД России, Сергея Рябкова. «По решению Конгресса список должен быть опубликован не позднее 13 апреля», - говорит Рябков. Евгений Федоров: В той части, которая не секретна! Потому, что у списка есть еще секретная часть, предусмотренная законом. Ведущий: Рябков не упоминает секретную часть. Евгений Федоров: Я понимаю! Вы сами закон почитайте! Ведущий: И он говорит, что у нас уже есть список. Евгений Федоров: Только начало списка! Потому, что закон рассчитан на 10 лет, и список может меняться каждый день, а может три раза в день! Я цитирую закон. Законы в Штатах такие же, как у нас, их можно прочитать и сделать выводы. Следующее. Вот к этой реплике. В законе сказано, что не только Соединенные Штаты должны участвовать в этой системе, но и союзники США. Значит, имущество может быть не только в США, но и у их союзников, например в Грузии. Дальше, знакомые чиновников… Борис Надеждин: Грузинские лари отнимут у чиновников. Евгений Федоров: Не Лари, а допустим, у кого-то дача в Грузии. Продолжаем дальше: знакомые чиновников подпадают под действие закона, или знакомые фигурантов списка, это предусмотрено законом. То есть можно влиять: у вас нет имущества, но зато есть друг бизнесмен, а он хранит деньги в оффшорах, как и все бизнесмены, значит, через него можно повлиять на вас. А других бизнесменов крупных у нас нет, все только заграничные (с заграничными счетами и имуществом)! Дальше: «Компании США, - я закон цитирую, - и их филиалы по всему миру обязаны выполнить закон под угрозой штрафа». Филиалы компаний США могут быть и на территории Российской Федерации, например MasterCard. Технологически и в правовом плане можно добраться и до имущества в России тоже. Ну, если в России, конечно, не предусмотрено каких-то контрдействий. Таким образом, это чисто репрессивный закон! То есть, Соединенные Штаты видят, что в России не слушаются США в преддверии кризиса, и усиливают репрессию. Ведущий: Да, но когда Борис Надеждин говорит, о том что, если наши правоохранительные органы не разбираются с проблемой… Евгений Федоров: С какой проблемой? Ведущий: Проблемой смерти Сергея Магницкого. Евгений Федоров: А это никакого отношения к закону не имеет! Потому что, если вы посмотрите верхнюю часть закона, там не только господин Магницкий обозначен. Ведущий: Ну, про господина Магницкого - не только, ладно… Евгений Федоров: Подождите. Там еще обозначены так же: господин Ходорковский (то есть закон ввели потому, что Ходорковский что-то там не так якобы), господин Магницкий, господин Шувалов (вице-премьер Российского правительства) и не названные правозащитники. То есть, закон введен в интересах большой группы лиц, а не только памяти Магницкого. Ведущий: 371-й пишет о расширительном списке: «Правильно! Тех, кто не пускает в Россию, например, Далай-ламу, раз - и в список Магницкого за неправильное отношение к религии». А 551-й не понимает проблемы: «Они что, запретили нашим чиновникам выезд из Российской Федерации? Ну, пусть не едут в Соединенные Штаты». Евгений Федоров. Евгений Федоров: Нет, речь идет о другом - речь о международном правовом механизме ареста имущества определенных людей и имущества их знакомых. Объясняю: нет ни одного крупного российского бизнесмена, который не был бы в иностранной юрисдикции. Вот Кипр сейчас был, все увидели: там и «ЛУКОЙЛ», и «Норильский никель», и что хотите. Так вот, если например Потанин или в «ЛУКОЙЛе» Алекперов начнет дружить с каким-то чиновником в России, который неправильно голосует, или неправильно себя ведет, то в соответствии с законом его имущество - компания «ЛУКОЙЛ», компания «Норильский никель» - может быть арестовано. Просто арестовано! До тех пор, пока этот Потанин или Алекперов не договорятся, как предусматривает закон, с Соединенными Штатами Америки! Тогда арест будет снят. Я цитирую закон. Ведущий: Борис Надеждин, это же беззаконие, такой закон! Борис Надеждин: Слушайте, ну что такое? Ну не волнуйтесь, не отнимут они у нас наш никель Норильский, не вывезут наш никель весь, как арестованный, в Америку вагонами и не заберут всю нефть ЛУКОЙЛа. Если говорить серьезно, я считаю этот закон на самом деле поучительным, потому что, я так скажу, не надо иметь активы в США крупным российским чиновникам и депутатам, не надо хранить деньги в американской валюте. Держите все в рублях. Будьте патриотами, тогда Госдепу и его длинной руке до вас никак не дотянуться. И все. Евгений Федоров: Я, кстати, с Вами здесь согласен. Но это не отменяет механизма манипуляции закона. Ведущий: 575-й в этой связи пишет: «Ну, вы разве не понимаете, США вмешиваются в наши внутренние дела! Это в чистом виде попытка дестабилизации ситуации в России!» Борис Надеждин: Почему? Послушайте еще раз, тут какая-то мифология. Что собственно решило американское правительство? Оно решило, первое: запретить, ну теоретически запретить какому-то списку… Ведущий: Разрешило разрешить себе запрещать! Борис Надеждин: Нет, они запрещают въезд в США. Ну не надо ездить в США! Дальше, они запрещают, ну точнее так: они вводят ограничения на операции с американской валютой на счетах в американском банке. Ну, заберите оттуда деньги! Храните в России. Грубо говоря, думать, что вот эти меры как то всерьез дестабилизируют жизнь людей в России, слушайте! - у миллионов россиян нет такой проблемы, как ездить в США и иметь счета в заграничных банках. Ведущий: Ну, только у 15% - заграничные паспорта вообще! Борис Надеждин: Ну да, тем более. Ведущий: Евгений Федоров, 151-й пишет об этом же: «Доярка Маша вряд ли попадет в список», и в этой связи 151-й Серж пишет далее: «Я обеими руками за внесение в список криминальных чиновников и депутатов». Вы что, против? Евгений Федоров: Во-первых, не криминальных, а тех, которых американцы посчитают нужным туда внести. Ведущий: А если они будут криминальными? Если это будет одно и то же? Евгений Федоров: Если они криминальные, то американцы наоборот их из списка исключат, для того, чтобы они могли выехать в Лондон. Не забывайте, что Лондон автоматически привечает коррупционеров и криминалитет из России. И достаточно официально, вплоть до убийц и участников террористических актов. Ведущий: Все тут один за одним пишут, предполагают, что Вы боитесь включения Вас в список, Евгений Федоров. Евгений Федоров: Да меня уже включили, мне бояться нечего. Ведущий: Ну, пока это только предложение, Вам уже нечего бояться. А то тут все: «Будет в Египет ездить! Европа список тоже примет, тоже не пустят, вот он и выступает!». Евгений Федоров: Смотрите, речь о чем идет? Мы просто должны с вами понимать, как работает в России система власти, бизнеса и т.д. Российская система бизнеса сегодня вообще не может существовать вне иностранной юрисдикции. Вот недавно в послании Президент сказал, что 90% сделок заключается в иностранной юрисдикции, в том числе - государственными компаниями! То есть сама экономика России настроена полностью на зарубежную юрисдикцию! Вот мы недавно, в прошлом созыве, лишали неприкосновенности одного депутата, которому принадлежала гостиница Москва. Так спорили между собой суд Виргинских островов с лондонским – кому должна принадлежать гостиница Москва, напоминаю, располагающаяся в 100 метрах напротив Думы! Это касается всего крупного имущественного комплекса России. Ведущий: Так это же все-таки проблема Америки. Евгений Федоров: Объясняю, это механизм манипулирования ситуацией в России. Для чего американцы хотят манипулировать ситуацией в России? Как это повлияет на доярку Машу? Да очень просто! Вчера, к примеру, смотрю ленту новостей, там говорит Голодец: «Давайте отменим бюджетное правило». Напоминаю: правило, по которому 10% бюджета направляется на покупку доллара и евро. Шувалов: «Давайте оставим». Международный валютный фонд (МВФ): «Давайте удвоим». То есть не 10% будем отнимать из нашего бюджета, а 20% или 30%. Вот конкретный спор. Вот в этот спор могут легко, используя дополнительный фактор манипуляции, вмешаться Соединенные Штаты Америки (МВФ это их организация) и начать подруливать ситуацию здесь, в России, через чиновников и депутатов. Что это для доярки Маши означает? Повышение этого фонда с 10% бюджета до 30% означает на 20 процентов сокращение ее возможностей в плане государственного финансирования, здравоохранения, образования, пенсии и т.д. Ведущий: Это Евгений Федоров. По логике нашего спора, Борис Надеждин, Вы должны теперь успокоить доярку Машу. Борис Надеждин: Значит, давайте так, вот Евгений Федоров постоянно рассказывает следующую такую картину мира: специально американцы, там Запад и т.д., используют свои возможности и свой проклятый доллар, чтобы чего то у нас тут дестабилизировать, и как-то так, чтобы всем стало плохо, включая видимо в конце концов и доярку Машу, и кто там еще – пастух Петя и так далее.… Значит, рассказываю, что на самом деле происходит. Вот есть хороший вопрос: а почему мировая экономика и российская, как часть мировой экономики, действительно очень сильно завязана на доллар, на Америку и так далее? Евгений Федоров: Потому, что ее строили у нас американские советники в 90-е годы. Борис Надеждин: Послушайте, Женя, ну дайте сказать нормальному человеку, пожалуйста. Можно я скажу? Евгений Федоров: Отвечаю: строили для своих целей. Борис Надеждин: Объясняю: миллионы россиян действительно, особенно в 90-е годы, предпочитали зеленый доллар нашему российскому рублю. И дело здесь вовсе не в каких-то американских советниках, и ни в чем… Евгений Федоров: Нет, они были (советники), факт? Они были или нет? Борис Надеждин: Женя, ну успокойтесь! Евгений Федоров: Вот видите, - это ответ! Так были советники? Борис Надеждин: Женя, успокойтесь, пожалуйста, я прошу. Евгений Федоров: Совершенно спокоен. Борис Надеждин: Значит, на самом деле все очень просто, дело в том, что хотим мы или не хотим, но в ХХ-м веке Америка построила крупнейшую экономическую машину в мире! Вообще, на секундочку, ВВП США на сегодняшний день - порядка 15 триллионов долларов! ВВП России в шесть раз меньше. И вообще, все просто, здесь нет никакой конспирологии, все очень просто! Есть стабильная, развивающаяся на протяжении ХХ-го века сильнее всех, чудовищного размера экономика, с огромной производительностью, 308 млн. человек, душевой ВВП примерно 45 тысяч долларов. Россия просто бедная, маленькая страна на фоне Америки, к сожалению. И не такая стабильная. Сколько у нас в ХХ веке всего было? А сколько в Америке? Вот ответ. Ведущий: Просто у них экономика больше. Евгений Федоров. Борис Надеждин: И стабильнее. Евгений Федоров: Только надо добавлять: «стало», в результате внешнего в том числе, манипулирования. Напоминаю, что 20 лет назад СССР производил 22% мирового продукта! А сейчас меньше 1% мы производим. Это результат двадцатилетнего поражения. Борис Надеждин: Никогда СССР не производил 22%! Евгений Федоров: СССР весил 22% от мирового продукта! Ну, это факт, ну что мы тут по факту спорим? Борис Надеждин: Ну что такое, ну Господи! Евгений Федоров: То есть речь идет о чем? Соединенные Штаты такие сильные? - потребляют половину мирового продукта! Потому, что они сумели подавить другие страны и использовать эти страны для своего роста! Но есть факты, что Соединенные Штаты продолжают составлять список… Ведущий: Список это давление? Евгений Федоров: Это усиление давления. Борис Надеждин: Извините, Евгений, а можно задать Вам простой вопрос? Вот есть такие страны, я их могу назвать: Япония, Южная Корея, Бразилия, где ВВП на душу населения сейчас заметно больше российского. И они как-то живут и не парятся, нет у них этой паранойи, что американцы хотят их завоевать! Вот Японию американцы могли бы завоевать? Да г**** (говно) вопрос! Евгений Федоров: Да они уже там стоят. Они ее уже давно завоевали. Поздно! Борис Надеждин: Ну, дальше, ну и что дальше? А Южную Корею или Северную Корею? Евгений Федоров: Тоже стоят. Ведущий: Прежде, чем первый звонок выйдет в эфир, я бы попросил, чтобы каждый из участников дискуссии, так или иначе, прокомментировал письмо от Егора: «Как встречный список со стороны России может повлиять на ситуацию со списком Магницкого, а если никак, то зачем этот список? Вы ведь не принимаете какой-то список, когда вам погода не нравится, все равно ведь сделать ничего не можете». Евгений Федоров. Евгений Федоров: Я считаю, что никак абсолютно это не может повлиять. Вообще, вся история вокруг Билла Магницкого – это история вранья, я уже об этом говорил, и искажения фактов, которые, кстати, легко проверить. И я думаю, в будущие учебники это войдет именно как технология вранья, поддержанная большинством средств массовой информации. Ведущий: Но ответный список ведь при этом действует, а зачем? Евгений Федоров: Он бессмысленен. Он не ответный. Это некая такая эмоциональная, на мой взгляд, реакция допустим - МИДа, которая никак не влияет на процессы. Ведущий: Но эта реакция неправильная? Евгений Федоров: Ответная реакция будет знаете какая? Она звучала в Думе, когда это обсуждалось. Ответная реакция – реализовать позицию Путина по суверенитету страны, сформировать национальный бизнес. Ведущий: А закон Димы Яковлева - это разве не ответ? Евгений Федоров: Конечно, нет! Если уже говорить об ответе, то в этот же день, одновременно был принят закон о запрете чиновникам иметь имущество за рубежом. Вот это - ответ. Формирование национальной валютной системы, а не покупка доллара и евро, вот что является ответом! А в условиях вассального положения России это не ответ, это некое такое скрипение вассала, бурчание на кухне по поводу ужесточения политики господина. Ведущий: Борис Надеждин, как встречный список со стороны? И если нет, то зачем его принимают? Борис Надеждин: Ну, во-первых, я хотел бы успокоить в очередной раз Евгения, Россия никакой не вассал ни США, ни чей. Мы суверенное государство, одно из самых мощных в мире. А в военной части вообще второе по силе в мире. В экономической, к сожалению 7-8-е, но вот так вышло. Теперь по сути вопроса: действительно ответные меры со стороны России выглядят просто совершенно, я бы сказал, смешно. Ну если мы, например, запретим американским чиновникам иметь счета в Сбербанке и недвижимость в Оренбурге или Пензе… Ну можем запретить, конечно, хотя мне кажется, что такого у них нет. Ведущий: Наши слушатели к нам присоединяются, я предлагаю участникам дискуссии надеть наушники. Звонок от радиослушателя: Здравствуйте, меня зовут Сергей. У меня друг живет в США давно, у него там родственники все. У меня единственный вопрос: почему такая истерия? Среднестатистический американец не знает, что вообще есть какой-то акт Магницкого. Это для них, как у нас: Госдума закон о пчеловодстве приняла, - никто его не слышал. Они это не знают, а у нас полгода идет истерия. В чем дело? Почему Евгений так истерит на эту тему? Евгений Федоров: По поводу среднего американца, Соединенные Штаты Америки благодаря своей успешной политике контроля мира, то есть однополярного мира, потребляют почти половину мирового продукта. То есть, каждый средний американец лучше всех живет в мире, откровенно говоря, именно в силу того, что американские власти проводят эту политику. И Россия в этой политике, конечно, весит всего процентов 5-7 среди этой половины продуктов. Но это все равно существенно. Вырвется Россия, вырвется и Китай, вырвется Япония, американцы будут жить плохо. Поэтому американские власти проводят свою политику в интересах американского народа, в том числе за счет России, и достаточно успешно! И второй момент: список. Не сам список меня беспокоит на самом деле. Как человек, который занимается госуправлением, я понимаю: в самом списке и вокруг него, будут звучать фамилии малой доли процента людей. Основная масса переговоров будет идти скрыто, под ковром. Немцов, Навальный, другие люди – грантополучатели, а их двадцать тысяч в Москве, будут выходить на бизнес, организовывать его заговоры против Путина. Будут выходить на чиновников, манипулировать перспективой внесения их в этот список. То есть будут вести агентурную работу по разрушению национальной политики России! Вот в чем проблема. Ведущий: Кстати, по поводу иностранных агентов, почему вы не говорите «закон Магницкого», а обязательно используете это американское слово «билль»? Евгений Федоров: Билль имени Магницкого. Потому что, если вы обратите внимание, никто даже не говорит, как называется этот закон, говорят «список Магницкого». Само словосочетание «список Магницкого» есть ложь, которая распространяется средствами массовой информации. Ведущий: Но «билль» в русском языке – это закон. Евгений Федоров: Не в этом дело. Это есть название американского закона - «Билль имени Магницкого». Ведущий: Хорошо. «Надеждин - патриот или нет? - спрашивает 585-й, - Если он не видит и не понимает явной попытки США помутить воду в России и делегитимировать власть, надо попросить его покинуть властные структуры». Покидайте властные структуры, Борис Борисович. Борис Надеждин: Знаете, я покинул. Последний раз я был каким то властным начальником в государстве в 2003 году, между прочим, после этого я нахожусь на заслуженном отдыхе. Ведущий: Но вы не видите попыток США? Борис Надеждин: Давайте я так скажу: патриотизм, друзья мои, заключается не в том, чтобы клеймить америкосов, японцев, китайцев и всех остальных. Он не в этом, друзья мои. Патриотизм заключается в том, чтобы нормально работать в своей стране и попытаться сделать так, чтобы у нас жилья стало желательно как в Америке – 80 квадратных метров на человека, а не 22, как сейчас. И чтобы дороги у нас были как в Америке, желательно, я уже не говорю, как в Германии. Мне кажется, в этом патриотизм. Или сделать так чтобы ВВП подушевой в России был не как сейчас, на уровне 16-17 тысяч американских долларов на человека, уж увы, его в долларах меряют, а хотя бы как в Чехии или в Польше. Уже было бы очень хорошо. Я даже и не говорю про американские 45 тысяч. Вот в этом патриотизм. А вот сидеть знаете так, в лаптях, и жевать себе волосы на голове: а вот они там, проклятые буржуины, живут лучше нас. Мы их ненавидим, и значит мы – патриоты! Евгений Федоров: Да это здесь ни при чем, Борис Борисович. Ведущий: Господин Федоров, тут один из наших слушателей, Игорек, тоже пишет: «Предположим, нам не нравится, как ведут себя в племени Тумба-Юмба, мы ведь можем им запретить возможность приезжать на нашу территорию и насаживать здесь свои Тумба-Юмбские порядки?» Евгений Федоров: Не в этом дело. Тумба-Юмба, наверное, что-то там можем. Вопрос в другом: система отношений США с нами такова (я недаром упомянул МВФ и бюджетное правило, просто конкретный сегодняшний факт), что энергия этих репрессивных действий со стороны Соединенных Штатов будет направлена в условиях кризиса на дальнейшее усиление эксплуатации Российской Федерации! И именно так это и происходит. Например, США требуют от нас (я уже упоминал требование МВФ) увеличить размер бюджетного правила. Это впрямую означает - отнимать деньги у бюджета Российской Федерации (у пенсионеров, здравоохранения) и передавать эти деньги США, вот на что направлены эти репрессии. Ведущий: 246-й пишет: «А почему бы нам просто не заметить список Магницкого, вот взять и не заметить?», 857-й в ответ пишет: «Но это же мировая дипломатическая практика. Вот на высылку того или иного диплица следует симметричный ответ, и здесь мы должны отвечать». Так отвечать или не отвечать? Борис Надеждин: Конечно, отвечать. Я вас уверяю: мы кого-нибудь тоже не пустим в Россию. Ведущий: И это правильно? Борис Надеждин: И это правильно, абсолютно. Скажем так, это бессмысленно, потому что… Ведущий: Но правильно? Борис Надеждин: Нету толп американских сенаторов, желающих купить недвижимость в России, поверьте, нету. Но отвечать надо, потому что практика такая. Ведущий: Евгений. Евгений Федоров: На мой взгляд, правильный ответ, тот который реальный, это - поднятие суверенитета Российской Федерации, изменение системы отношения ее… Ведущий: Но формального ответа может и не быть? Евгений Федоров: А у нас возможности нет. Еще раз говорю, мы можем только скрипеть зубами на кухне, потому что мы проиграли в 91-м году войну. Давайте сразу определимся, все развитие человечества – это конкуренция наций. Войны – это обычное состояние человечества. Результат любой войны может быть колония или вассальное положение. Чтобы восстановиться из вассального положения, нужен специальный общенациональный процесс, национально-освободительное движение. Это тяжелый процесс, он сейчас только формируется в России - процесс тяжелой борьбы за свободу своей Родины. Мы еще этот процесс не выполнили. Звонок от радиослушателя: Добрый вечер. Сергей. Вопрос Евгению Федорову: «Евгений, скажите, пожалуйста, почему вот большинство респондентов, простых граждан России, они поддерживают этот список Магницкого? Вы не задавались этим вопросом?» Евгений Федоров: Я знаю на него ответ. Потому, что на территории вассала всегда пропаганда оккупанта, если хотите, работает лучше, чем другие идеи. Поэтому вся система работы российских СМИ… Вот вокруг списка точно постоянно врут. Говорят о списке, которого нет, связывают с Магницким, который с ним не связан. Ведущий: В данном случае о списке говорит один из руководителей МИД, он тоже врет? Евгений Федоров: Смотрите. Списка Магницкого нет, ну нет этого списка! Есть закон, по которому формируются списки в течение 10 лет в постоянном режиме. Списка нет! Все, кто говорят «список», они изначально либо врут, либо вводят в заблуждение общество. Ведущий: То есть они поддерживают потому, что введены в заблуждение? Евгений Федоров: Вся система СМИ в России основана на лжи. На лжи и на негативе. Вот два столба антироссийской пропаганды, которая работает в России после поражения 91-го года. Как, кстати, всегда и происходит на территории пораженного государства. Борис Надеждин: Меня не покидает ощущение, что Евгений Федоров живет в каком-то параллельном мире, в котором мы все (русские) - вассалы американцев, в котором все СМИ только тем и занимаются, что клевещут в интересах Госдепа на Россию и так далее. Знаете, Женя, я в каком-то другом мире живу, я вот себя не считаю вассалом американцев. И Никто из моих знакомых, прежде чем принять какое-то решение, не важно какое: по бизнесу, по жизни, бытовое - точно не советуются с Госдепом. Как то сами по себе живем. Что касается СМИ, я бы так сказал: у нас, к счастью, реальная свобода слова в стране. Она не является полной, скажем, на телевидении. На радио – является. Хочешь - РСН, хочешь - Эхо Москвы, хочешь там - все что хочешь. И говорить, что какой-то Госдеп рулит РСН, ну я не знаю… Доренко, давно известно, - американский шпион, мы знаем это! Ведущий: Вы знаете это? Борис Надеждин: Нет, я шучу, конечно. Евгений Федоров: Но только почему-то в бюджете США заложены деньги на работу с российским интернетом и СМИ, и эти деньги Госсекретарь США в Конгрессе называет «деньги на войну в России». То есть не просто эти деньги на что-то в России для СМИ, а деньги на войну в России. Я вам добавляю, на карательную войну, которую периодически устраивает внешняя система управления по отношению к покоренной территории, чтобы там никто не поднял голову и не восстановил свободу. Обычная история. Поэтому я традиционалист. Традиционалист - это значит: вот так же, как в истории тысячу лет правила действуют, так они действуют и сейчас. Проиграли войну - содержите сильного победителя, проиграли войну – терпите пропаганду победителя! Стандартный исторический закон. Ведущий: Вот у нас тут тоже за правило. 609-й пишет: « Билль это закон об издании нового постановления, то есть аналог нашего законопроекта, иногда употребляется в смысле закона, в любом случае есть русские аналоги, и говорите, господа, по-русски». Борис Надеждин: А у меня вот сын это слово постоянно употребляет, ему около 2-х лет. Он говорит: «Яищко биль биль, не разбиль». Ведущий: Слушайте, американский шпион, я думаю! Евгений Федоров: Слушайте, а что же за слова такие - русские аналоги под названием «президенты», «муниципалитеты», «мэры»? Это все иностранные слова, которые привезены к нам в 91-м году в обозе победившей армии. Как при Гитлере были «бургомистры» Смоленска и Минска, помните? Это и есть результат поражения. Ведущий: Ну, я не застал, нет. Звонок от радиослушателя: «Здравствуйте. Я согласен, как либерал, с Андреем Исаевым и с Федоровым, что если Америка хотела, как говориться, позаботиться о правах человека в России, то это могли сделать 20 лет назад, когда расстреливался парламент. Тогда могли списки вот такие большие сделать». Ведущий: Понятно. Борис Надеждин. Борис Надеждин: Знаете, я так скажу, вот вся эта истерика, и американская истерика по поводу этого закона, и наша истерика по поводу ответных мер, яйца выеденного не стоит абсолютно. Вот никакого реального влияния на жизнь людей, слава тебе Господи, это все не окажет. Ведущий: Евгений Федоров, Виталику коротко ответьте, зачем оккупанты, Вы же фигурируете этими понятиями, так вот Виталик спрашивает: «Зачем оккупанты оставили вассалам ядерное оружие?» Евгений Федоров: Во-первых, сократили в десятки раз, во-вторых, у некоторых отняли. Ну, например, та же Украина имела ядерное оружие, по команде Соединенных Штатов у нее было оно изъято. В-третьих, если вы обратите внимание, запрещена и закрыта вся отрасль ядерных материалов. По сделке ВОУ-НОУ Россия закрыла все оружейные реакторы. Кстати, напоминаю, Иран сейчас борется и бьется за то, чтобы ему разрешили открыть реактор, а Россия закрыла реакторы, то есть поставила статус полного прекращения производства ядерных материалов, как Иран. Ведущий: Финал программы. Каждому из участников дискуссии по 107 секунд и затем второе голосование: вы на стороне Бориса Надеждина по итогам программы 916-55-51 или вы на стороне Евгения Федорова 916-55-82. Голосование уже идет, звучит гонг. Борис Надеждин, прошу! Борис Надеждин: Ну, у нас спор то вышел на самом деле, оттолкнулись от акта Магницкого, - на более глубокий вопрос. Мой оппонент Евгений Федоров, на мой взгляд, неадекватно представляет себе мир, к сожалению. Он считает, что мы тут все - вассалы американские. Это совершенно не так. Америка, конечно, влияет на державу, но мы тоже отлично выглядим на самом деле в современном мире. Уж куда влиятельнее, чем другие страны бывшего СССР. Поэтому я не вижу здесь больших проблем, вот эта истерика сильно преувеличена. А у меня все-таки на языке простой вопрос: вот все время Евгений говорит, что американцы захватили, мы вассалы и т.д. Но Евгений же - депутат Государственной думы. Я так понимаю что, значит, американцы и Госдуму захватили? Ведущий: Это все, Ваши 107 секунд. Борис Надеждин сказал свое слово. Звучит гонг. А теперь Ваше время, Евгений Федоров. Евгений Федоров: Отвечу Борису Борисовичу: вот посмотрите, что сейчас на Кипре? Какие команды выполняли кипрские депутаты, пойдя против своей Родины и приняв вот этот план и закон? Они напрямую выполнили команду Брюсселя и Вашингтона, поскольку МВФ тоже стоял за этим планом. Или посмотрите, что делали депутаты Польши во времена Советского Союза? Они выполняли команды соседнего советского государства. Или Чехословакия. Это обычная история, на территории колонии есть представительные органы, но они все, как система, подчиняются внешнему системному управлению, внешней стратегии. Это история человечества. И, действительно, сегодня любые вопросы в России упираются в одну главную проблему! Все проблемы с бизнесом, уровнем жизни, преступностью, все упирается в одно: наша страна, проиграв войну, стала не су-ве-рен-ной, а значит, она не имеет права решать свои вопросы и проблемы. И Путин правильно обозначил главный вопрос – суверенитет! И вот это главный источник, который наши предки отлично знали. Не хотели проигрывать ни одной войны. Для России это вообще шестая оккупация. И выход из этой технологической и исторической проблемы стандартный, как это и было всегда в истории, - национально-освободительное движение, которое собственно Путин и поднимает. И восстановление суверенитета страны. Это прошли все страны мира, это историческое правило, историческая правда. Что же мы пытаемся для себя придумать исключение из исторических правил? - Это ложный ход. Придется преодолевать и пропаганду СМИ, и преодолевать систему управления, и восстанавливать свободу нашей Родины, как всегда делали наши предки. Ведущий: Депутат Государственной думы Евгений Федоров. Продолжается голосование. А я тем временем зачитываю SMS-сообщения: «Господин Федоров, не занимайтесь демагогией. Родину обокрали и предали чиновники» – пишет 176-й. 284-й: «Федоров дело говорит, кто так не считает, желает зла, по сути, своему потомству» 29-й: «Вы все не хотите освобождения от этой оккупации, потому что вам жить при ней как раз зашибись!» 862-й: «Федоров прогибается перед американцами, понимаешь вассал!» 371-й: «Япония и Германия проиграли Вторую мировую войну, и как Соединенные Штаты их сегодня притесняют – процветающие ведь страны!» Напомню, вначале программы, когда позиции были только заявлены, 68% аудитории Русской службы новостей поддержали Бориса Надеждина, а 32% были на стороне Евгения Федорова. Вот результат голосования, тут все зависит буквально от одного голоса: 50,9% у Бориса Надеждина, 49,1% у Евгения Федорова. Разница в голосах – 14. Притом, что почти 800 человек проголосовали. Это была программа «Своя правда». Большинство на стороне Бориса Надеждина, но прирост людей больше на стороне Евгения Федорова.