Как изменить Конституцию

Депутат из "Единой России" Евгений Федоров придумал способ корректировки Основного закона.

В Госдуме появился план по исправлению тех постулатов Конституции, которые парламент не может поправить своими силами. Планируется считать преамбулу Основного закона отдельным его разделом и дать депутатам право предлагать в нее различные изменения. По мнению депутата-единоросса Евгения Федорова, сегодня среди ее 84 слов содержится намек на возможность иностранного вмешательства в суверенитет России.

Федоров объясняет смысл своего законопроекта таким образом: Конституция, по его словам, имеет высший статус, а ее преамбула вообще несет «надконституционный посыл». И, дескать, вся логика главного правового документа страны строится именно на основе этой самой квинтэссенции, изложенной в 84 словах. 

Основной же закон определяет курс всего государства, а стало быть, то или иное изменение преамбулы неизбежно сказалось бы и на направлениях развития России.

Федоров, ссылаясь на преамбулу, заявляет, что в ней не конкретно, а завуалированно прописана принадлежность многонационального народа РФ к мировому сообществу. Ему самому, впрочем, так и непонятно, к какому именно, а значит, в этих словах есть намек и на американское влияние. Недоволен, как оказалось, Федоров и такими строчками из преамбулы: «возрождая суверенную государственность России». Нашей стране, напомнил он, не 25 лет, как это можно понять из начала Конституции. Депутат против того, чтобы тысячелетняя государственность оставалась за рамками этого документа. Тем более что таких слов, подчеркнул Федоров, не найти в Конституции других стран.

Напомним, что сегодня изменить преамбулу, которая по умолчанию и смыслу считается началом первого раздела Конституции, через голосование в парламенте, пусть и большинством в две трети или три четверти от списка депутатов и сенаторов, просто невозможно. Это можно сделать лишь через созыв Конституционного собрания, которое после долгого обсуждения только и может, что назначить референдум. Однако соответствующие механизмы в законодательстве так и не прописаны. «Есть возможность изменять главы документа – где-то с принятием новой Конституции, где-то – указом президента, где-то – спецзаконом, – пояснил «НГ» юрист Никита Захаров. – А так как преамбула не входит ни в первую главу, ни куда-либо еще, то чисто юридически в нее внести изменения вообще нельзя».

Однако преамбула, напоминает депутат Федоров, это «составная часть Конституции», и более того, она «имеет для законодательной и исполнительной властей не только моральную, но и юридическую силу». Между прочим, указывает парламентарий, на это «неоднократно в своих решениях» обращал внимание Конституционный суд (КС) РФ. При этом таких ссылок КС Федоров насчитал около 50. Такое внимание суда к преамбуле опирается на четыре основания, указывает депутат в пояснительной записке. Первый: преамбула – это неотъемлемая часть Основного документа. Второй: это не просто «свод политико-правовых деклараций», но договор между народом и государством, имеющий юридическую силу. Третий: она равнозначна остальным статьям Конституции, потому что ею связаны «органы публичной власти и иные субъекты конституционно-правовых отношений». Четвертый: она сказывается на дальнейшем содержании документа – остальные положения, «особенно принципы конституционного строя, должны интерпретироваться и применяться с учетом преамбулы», так как в ней «содержится универсальный социально-политический, нравственный и юридический критерий адекватности правоприменения».

Однако, по словам уже Захарова, «КС делал это множество раз» зачастую для добавления своему постановлению политического веса. Теперь же, если поправки будут приняты, политический вес будут набирать уже депутаты, в том числе и сам Федоров. Он уже пообещал начать правку этой преамбулы, чтобы прежде всего убрать оттуда намеки на то, что Россией управляют извне.

Захаров, впрочем, уверен, что изменения, если они будут, просто-напросто закрепят иные ценности или стремления. Может быть, более современные гражданские и социальные принципы: «Но вряд ли это затронет какие-то статьи или как-то повлияет на содержание документа в целом. Насколько Конституция – это правовой документ, настолько же и идеологический, декларативного, в хорошем смысле слова, характера».

А вот глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов «категорически отрицательно» отнесся к инициативе парламентария. «Конституция существует у нас сравнительно недавно, менять ее преамбулу – значит принимать новый Основной документ, – сказал он «НГ». – По-моему, наше общество к этому не готово – в ближайшие лет 50, а то и побольше». Более того, по словам Федотова, если менять преамбулу, а вместе с ней и Конституцию, то получится, что «прежнюю надо отправлять в историю. Однако важнее нам научиться жить по существующей Конституции. На сегодня она реализована процентов на 20. Давайте реализуем хотя бы на 90%, а потом будем думать о новой. Иначе получается, что мы взялись делать дело и, не доделав, бросили».  

Источник: НОД